Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи


художница Галактического Ковчега - Ирина Смирнова
Эхо русской народной сказки
Исследование древне-русской сказки «Гуси-лебеди»
Я убеждена в том, что разжёвывать закодированную в древних притчах и сказках информацию, раскрывая символы или смыслы в  прозаических или учебных публикациях, почти бесполезно, а объясняется это просто – только собственный труд ума и собственные переживания души ценятся людьми по-настоящему. Обучение по учебникам, чёткому плану приносит пользу лишь в детском и юном возрастах.  Зрелому человеку, осознающему себя не только частью мира, но и живым духовным элементом единого творческого узора галактической мистерии, открываются совсем иные глубины и горизонты настоящего знания, и мудрость древних становится его путеводной звездой.
Изредка в суфийских группах всё же прибегают к анализу той или иной обучающей притчи, но делается это лишь для примера и побуждения исследователя к самостоятельной работе.  Ни автор, ни большинство читателей этого ресурса не являются суфиями, хотя многих интересуют и притчи дервишей, и суфийские корни народных сказок, и некоторые аспекты внерелигиозного суфизма. Вот для интересующихся, с таких «околосуфийских» позиций, я и рассмотрю эту старую сказку. Но прежде давайте вместе с внутренним ребенком перечитаем ее, проникаясь детской любовью к героям.
ГУСИ-ЛЕБЕДИ
Жили мужик да баба. У них была дочка да сынок маленький.
– Доченька, – говорила мать, – мы пойдем на работу, береги братца. Не ходи со двора, будь умницей – мы купим тебе платочек.
 
Отец с матерью ушли, а дочка позабыла, что ей приказывали: посадила братца на травке под окошко, сама побежала на улицу, заигралась, загуляла. Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крыльях.
Вернулась девочка, глядь – братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда нету! Она его кликала, слезами заливалась, причитывала, что худо будет от отца с матерью, – братец не откликнулся.
Выбежала она в чистое поле и только видела: метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за темным лесом. Тут она догадалась, что они унесли ее братца: про гусей-лебедей давно шла дурная слава – что они пошаливали, маленьких детей уносили.
Бросилась девочка догонять их. Бежала, бежала, увидела – стоит печь.
Печка, печка, скажи, куда гуси?лебеди полетели?
Печка ей отвечает:
– Съешь моего ржаного пирожка – скажу.
– Стану я ржаной пирог есть! У моего батюшки и пшеничные не едятся…
Печка ей не сказала. Побежала девочка дальше – стоит яблоня.
- Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси?лебеди полетели?
– Поешь моего лесного яблочка – скажу.
– У моего батюшки и садовые не едятся… Яблоня ей не сказала. Побежала девочка дальше. Течет молочная река в кисельных берегах.
– Молочная река, кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?
– Поешь моего простого киселька с молочком – скажу.
– У моего батюшки и сливочки не едятся… Долго она бегала по полям, по лесам. День клонится к вечеру, делать нечего – надо идти домой. Вдруг видит – стоит избушка на курьей ножке, об одном окошке, кругом себя поворачивается.
В избушке старая баба-яга прядет кудель. А на лавочке сидит братец, играет серебряными яблочками. Девочка вошла в избушку:
– Здравствуй, бабушка!
– Здравствуй, девица! Зачем на глаза явилась?
– Я по мхам, по болотам ходила, платье измочила, пришла погреться.
– Садись покуда кудель прясть. Баба-яга дала ей веретено, а сама ушла. Девочка прядет – вдруг из-под печки выбегает мышка и говорит ей:
– Девица, девица, дай мне кашки, я тебе добренькое скажу.
Девочка дала ей кашки, мышка ей сказала:
– Баба-яга пошла баню топить. Она тебя вымоет, выпарит, в печь посадит, зажарит и съест, сама на твоих костях покатается.
Девочка сидит ни жива ни мертва, плачет, а мышка ей опять:
– Не дожидайся, бери братца, беги, а я за тебя кудель попряду.
Девочка взяла братца и побежала. А баба-яга подойдет к окошку и спрашивает:
– Девица, прядешь ли?
Мышка ей отвечает:
– Пряду, бабушка… Баба-яга баню вытопила и пошла за девочкой. А в избушке нет никого. Баба-яга закричала:
– Гуси?лебеди! Летите в погоню! Сестра братца унесла!..
Сестра с братцем добежала до молочной реки. Видит – летят гуси-лебеди.
– Речка, матушка, спрячь меня!
– Поешь моего простого киселька.
Девочка поела и спасибо сказала. Река укрыла ее под кисельным бережком.
Гуси-лебеди не увидали, пролетели мимо. Девочка с братцем опять побежали. А гуси-лебеди воротились навстречу, вот-вот увидят. Что делать? Беда! Стоит яблоня…
– Яблоня, матушка, спрячь меня!
– Поешь моего лесного яблочка. Девочка поскорее съела и спасибо сказала. Яблоня ее заслонила ветвями, прикрыла листами.
Гуси-?лебеди не увидали, пролетели мимо. Девочка опять побежала. Бежит, бежит, уж недалеко осталось. Тут гуси-лебеди увидали ее, загоготали – налетают, крыльями бьют, того гляди, братца из рук вырвут. Добежала девочка до печки:
– Печка, матушка, спрячь меня!
– Поешь моего ржаного пирожка.
Девочка скорее – пирожок в рот, а сама с братцем в печь, села в устьице.
Гуси-лебеди полетали?полетали, покричали?покричали и ни с чем улетели к бабе-яге.
Девочка сказала печи спасибо и вместе с братцем прибежала домой.
А тут и отец с матерью пришли.
((()))
«Гуси-лебеди» – древняя русская сказка, а по сути суфийское (безначальное, корневое) сказание русского народа,  бережно сохраняющееся веками, рассказывает о космогонической картине возвращения духа (братца Иванушки) родной его душой (сестрой Алёнушкой) в мир Отцовский, изначально галактический.
Конечно же, сюжет сказки можно толковать самыми разнообразными способами, и в разном возрасте по-разному. Поэтому давайте разберем его условно по уровням.
1. Мы уже обратились к красоте и глубине слова древнерусского да присказкам, ласковому обращению не только к людям, но к образам природы, одухотворяемым сказкой. Самое очевидное поучение в том, что помощь можно получить лишь в случае проявления доброго внимания и выполнения просьбы тех, к кому обращаешься за ней. Девочка спрашивала и печку, и  яблоньку, и речку о том, куда гуси-лебеди улетели, но не получала ответа, не выполнив прежде просьбу, приглашение отведать ту пищу, которую эти одушевлённые образы предлагали. На деле же ребёнок, слушая сказку, начинает проникаться уважением к чужому труду и учится пониманию важности прислушиваться к желаниям других.
2. Но что же означают одушевлённые предметы и образы природы? А для разных читателей они обозначают разное и одушевленное.  Простота и обычность их вызывает у ребёнка сразу вопрос, разве могут обычные печка, яблоня и река разговаривать? И вопрос остается на какое-то время без ответа, но будоражит воображение маленького человека. А после новой встречи со сказкой начинают появляться осознанные проекции сказочных существ на бытовые. Ведь, что такое печка для ребёнка? А это главная кормилица семьи, и в каждой семье печки-то разные, да хозяйки по-разному готовят, а следовательно, печка ассоциируется с женским образом кормилицы. И так каждый сказочный персонаж расталкивает мысль, пробуждая в сознании новое понимание, и в разные моменты жизни дарит нужные подсказки человеку. Сказка «Гуси-лебеди» запоминается своей основной сюжетной линией - обрати внимание, уважь чужое, помоги в меру сил своих, и доброе дело не останется без ответного знака или помощи.
3. Мир вокруг тебя живой и соединён с тобой неразрывными нитями, ты, даже будучи взрослым человеком, являешься малышом для любящих и ждущих тебя духовных родителей.  Без причинных связей не появляются в мирах ни тела, ни дела, ни переживания души, ни ум твой, осмысляющий всё это, ни дух человека, по сути и являющийся ребёнком галактического Человечества… И важнейшая его задача при земном воплощении – обретение человечности и понимания жизни единой планетарной.
Знания мои не из книг,
В истине бессмертный родник
Древних сказок соль бытия
В символах хранит для тебя.
Но в суфийских координатах рассмотрения древних сказок мы, прежде всего, обращаемся к обобщающим смыслам образов, к глобальным идеям и глубинным течениям созданных народами сюжетов.
4. Символами печки, яблони и реки являются очевидные повзрослевшему уму аллегорические образы, благодаря которым реализуется процесс возвращения духа домой. Сказочные персонажи приобретают иное значение. Печка – образ земных страстей и желаний, яблоня – символ духовного роста древа жизни и его плодов, молочная река - преодоление реки земных времён, вязких кисельных берегов. Символ кудели, которую баба-яга даёт Алёнушке, чтобы следить за её местонахождением в избушке на курьих ножках, раскрывает современному человеку способ информационного контроля, удержания внимания, тёмных сил над светлыми, но и способ удержания при земле тёмных сил светлыми. Да, именно так и в такой последовательности в нашем сознании реализуется единство взаимодействия тёмных и светлых сил. Ну, а мышка, очевидно, та самая малость, интуитивная подсказка, которую и нужно вовремя заметить да услышать, не испугавшись при этом душой девочки Алёнушки, чтобы помочь ей, то есть, нам - самим себе, вернуть домой братишку Иванушку, то есть, растущий дух, и остаться в живых.
5. Обобщающий аспект.
В обобщающем аспекте эти слова начала сказки « – Доченька, – говорила мать, – мы пойдем на работу, береги братца. Не ходи со двора, будь умницей – мы купим тебе платочек», говорят о той мистериальной Психее, сокрытой в пещере ее матерью от соблазнов и опасности миров, в контексте сказки Психеей является двуединый образ Аленушки и Иванушки. Обещание привезти платочек может выглядеть при всматривании в символы подарком мира четвертой мерности.
Раз уж мы коснулись именно этой маленькой русской сказки, то потратьте ваше драгоценное время и на то, чтобы разобрать некоторые уровни ее смысла самостоятельно. И главное, не стоит в спешке бросать начатое исследовательское дело, а лучше вспомнить те сказки, которыми вы сами зачитывались когда-то, благодаря которым росли  мечты ваши… да о серебряном блюдечке и наливном яблочке не забудьте же.
Доброе сердце всем отзывается,
И умиляется даже волчёнком,
А вырастают клыки, обижается:
- Злом на добро? - Да не будь дурачёнком.
Малые детки дружат без цели,
А вырастают – амбиции рода.
Время и место  держи на прицеле
И созидай для родного народа.
Дружба народов – великое счастье!
Но забывающий корни свои
Слепнет, даря волчьей стае участье,
Сердце – друзьям и народу дари.
И на самое главное – название сказки - обратим внимание читателя.  Кто такие «гуси-лебеди», и почему именно такой двойственный образ сохраняет русская сказка для символа похитителей? Да ведь всё не просто, а со значением, и каждая мелочь важна. Мы же хорошо помним, что лебеди в любой мифологии всегда символизируют светлые силы летящей души… Вот, как в этом фрагменте сказки о наливном яблочке:
«…Катится яблочко по блюдечку, наливное по серебряному, а на блюдечке всё небо красуется; ясно солнышко за светлым месяцем катится, звёзды в хоровод собираются, лебеди в облаке песни поют.…»
Так-то, в разных сюжетах разные смыслы у похожих или одинаковых слов. Двойственные образы отражают двойственность существующей реальности. А в переводе на современный язык, гуси-лебеди в их двойственном аспекте и есть, с одной стороны  развивающие и дающие новые знания, а с другой - разрушающие духовную связь в человеке, -  средства СМИ, сеть Интернет, извращённые формы и виды театра, искусства, где реализуются чуждые душе идеология, цели, этика отношений и зомбируюшая потребительским отношением к жизни реклама всего и вся.  Именно эти-то гуси-лебеди и унесли уже многих наших детей за тёмные горы в дремучие леса, в известную по сказкам избушку на курьих-то ножках. Пора Аленушкам спасать братцев. Вот же и баба-яга, вечный символ русских народных  сказок, кто такая? Снова двойственный образ выражен двойным именем. И всё это - суфийский сюжет, живущий веками, переосмысливаемый разными поколениями по-разному, дарящий уму пищу, душе  действенность, и духу осознанную цель.
6. На этом уровне рассмотрения суфийских корней сказки идет не просто обобщение всего вышесказанного для выявления того, что следует сохранить на следующем этапе восхождения души в мирах иных, но связать ваш опыт или события вашей судьбы с самыми ценными крупинками сюжета сказки. Главное, обычностью своей не заметное, в самом начале сюжета. Гармония начала сказки выражена предельно просто. «Жили мужик да баба. У них была дочка да сынок маленький». Уравновешенная четырьмя «первостихиями» монада. А единство конца и начала сказки, образно представляемые змеей, кусающей свой хвост,  не позволяют видеть разную мерность единства, но увидеть эту грань  желательно.
7. Седьмой уровень исследования сказок всегда остается за пределами объяснений и требует углубления исследователя в космогонические истоки, находящиеся буквально в каждой древней притче и сказке. Стоит лишь добавить, что обычное тяготение к астральным путешествиям и переживаниям, описываемое в подобных сюжетах, не является движением  по галактическим спиралям, но лишь стартовым  условием для будущего продвижения. Достигнув самостоятельности творческой мысли,  астральные миры отбрасываются исследователем, подобно ступеням улетающей в космические дали ракеты.
А теперь - эхо сказки или вариация…
Конечно же, вариации могут быть самыми разными, даже далёкими от сюжета,  а иногда умышленно искажающими суть, как это стало модно в современной культурной среде, в мультипликации, театрах, в художественном искусстве,  и тогда надо открыто  говорить о вреде извращения сказки.  Но народная мудрость не умирает, польза от размышлений над древней сказкой, творческой переработки, пересказа всё же проявляет себя. В стихах ниже оказалось сложным делом использовать словосочетание «гуси-лебеди», поэтому в этом тексте я допустила некоторую вольность в изложении, сделав акцент на художественные детали,  но сохраняя главное, идею. Ведь волшебное яблочко наливается соками изнутри...
ГУСИ – ЛЕБЕДИ
Эхо русской народной сказки
Как  за  темными  лесами, за горами, за долами
Жили  стаи  лебедей,  одичалых, злых  гусей.
Гуси  деток  воровали, что  из  дому  убегали.
Уносили их за горы в царство мрака злые воры...
В деревеньке под горой жили-были брат с сестрой.
Раным-рано  их  отец  говорил:
-  Вот  под  конец
Дня  рабочего  вернусь  я.  Вы  играйте.  Ну,  а  гуси
Да  не  тронут  вас  крылом.  Как  летят  -  бегите  в дом!
Только  гуси  налетают,  дети  тут  же  убегают.
Гуси  прочь  -  они  опять  на  лужайку,  поиграть.
Но  однажды  так случилось,  что  сестренка  отлучилась.
И  один  малышка  брат  заигрался  возле  врат…
Вдруг  на  небе  потемнело  и  угрозой заревело.
Гуси  тучей  рядом  сели,  братца хвать, да  улетели!
Понесли  его  за  кручи,  за  леса,  за  черны  тучи,
За  синеющие  горы, за  неведомы  просторы.
Возвратилась  тут  сестренка, златовласая  Аленка,
А  братишки  не  видать…  Стала  плакать,  призывать:
- Брат,  Иванушка,  ты  где?  Отзовись, ответь же мне!
Но…  не  слышно  ничего.
Все  вокруг  пустым–пусто.
И  сестрица  побежала  вслед  за  стаей  лебедей,
Похитителей -  гусей,  а дорогой  причитала:
- Что  я  батюшке  скажу, как  вернется  он  домой…
Спросит  -  "где  сынишка  мой?" - Что  отцу  я  покажу…
Гуси  скрылись  за  лесами,  а  вокруг  темным-темно.
Сил  бежать уж  нет  давно. Солнце  село  за горами.
Страх на девочку напал. Вдруг сова, как леший,  ухнет, -
Свет в глазах Аленкки тухнет, мрак всю волю ей сковал...
Под сосной она  в  лесу до  утра  осталась  спать.
А  наутро  уж  опять…  в  путь:
"Я  братика  спасу!"
Видит,  Яблонька  стоит в  диких  яблочках  лесных.
Из-под  веточек  густых  древо  тихо  говорит:
- Слушай, милая,  меня.  Я  скажу,  где  братец  твой,
Коли  груз  стряхнешь  ты  мой.  Скушай  яблочко,  дитя!
А Аленушка  в  ответ:  -  Стану  ль  кислое  я  есть,
Коль  у  батюшки  не  счесть  сладких  яблочек?  Ну,  нет.
Вот,  бежит, куда не  знает,  а  пред  нею  Печь  стоит,
И  Аленке  говорит, да тихохонько  вздыхает:
-  Слушай,  девочка,  дружок! Я  сто  лет  уж  здесь  стою,
Растопи  меня,  молю.  Испеки  же  пирожок!
Да  отпробуй ты  моих  пирожков,  и  будет  дело.
Но  она  не  захотела  есть  несдобных  да  ржаных…
- Стану ль  я  ржаные  есть  ради  слова  твоего!
У  отца  же  моего  белых булочек    не  счесть!
Ничего  ей  не  сказала  Печь на  это  и  вздохнула.
А  Аленка  повернула,  прямо  к  Речке  подбежала.
- Речка,  Реченька! Скажи,  гуси – лебеди  куда,
Пролетавшие вчера, направлялись, укажи!
Речка  ей  тотчас  в  ответ:  -  Я  молочная  Река.
Вот  кисельны  берега.  Ты  поешь  меня.
-  Ну,  нет!
Знай, у  батюшки  вкуснее  и  кисель,  и  молоко.
- Что ж  пришла так  далеко?  Возвращайся  поскорее…
- Я  за  братиком  спешу,  гуси  братика  украли,
Да  и  скрылись  в дальни дали.  Помоги  найти,  прошу!
Снова  Речка  говорит:
-  Ты  поешь меня,  а  там
Помогу  обоим  вам!  -  А  Аленушка  молчит…
Делать нечего,  она…  пьет  молочную  водицу,
Хоть не нравится сестрице,  ест  кисельны  берега.
И  тогда  уже  плывет  вместе  с  Речкой  до гусей,
Вороватых  лебедей.  Берега ей дали плот.
Поворот за поворотом, добралась с Рекой она
В царство злого колдуна, где гусиное болото.
В травах братца отыскала, тотчас спящего схватила,
И помчалась, что есть силы, снова к Речке и сказала:
- Помоги уплыть мне, Речка, - и водицы вновь отпила,
И на плот опять ступила, тихо слушая сердечко..
Подхватила их Река,  увлекла  сестру  и  брата,
И  успела до  заката на  родные  берега.
- Вот,  спасибо,  Речка – мать!  Дальше  знаю  я  дорогу
До  отцовского  порога…  Недалеко нам  бежать…
Вдруг  за ними…  шум  да  гам!  Гуси  видно  спохватились,
Да  в погоню и пустились  по  лесам  и  по  долам…
Вот,  они  уж  настигают,  небо, сжавшись,  потемнело…
Ох, беда… лихое дело, дети в страхе и  рыдают.
Вдруг,  откуда  ни  возьмись,  Печка–печенька  стоит,
Да  как  прежде  говорит:  -  Ну,  Аленка, потрудись!
Быстро  сделала сестра   все,  что  Печка  говорила.
Та  в себе детей  укрыла,  от  гусей  и  сберегла…
Гуси с шумом  подлетали,  да  крылами  все  махали,
И  кричали  по-над  речкой,  да  летали по-над печкой.
Понапрасну был их  гам, не нашли детишек там…
Пошумели,  погалдели,  да  за горы полетели.
Дальше  бросились  бежать  брат с  сестрою  по дороге,
Вспоминая  о  подмоге.  Ноги ж  стали  уставать…
Гуси – лебеди   опять  над горами  покружились,
Да  назад  и  воротились, чтобы братика отнять.
Но,  откуда ни возьмись,  дичка  Яблонька  стоит,
И  как  прежде  говорит…  Дети  за  руки  взялись,
Да  стряхнули урожай,   как их  Яблонька  просила.
Так вернулась к древу  сила, повелела:
 -  Полезай
Ты,  Иванушка,  к верхушке,  ты, Аленка  -  в  середину.
Спрячу  вас  в листву-перину,  помогайте лишь друг дружке!
Так  и  сделали  они.  Гуси  лебеди  летали,
И кружились, и  искали  -  никого,  кусты одни.
Так  ни  с  чем  и  улетели.  А  детишки–то  бегом
До деревни, вот их  дом!  И  вбежали  с криком  в  двери,
Да  в  объятия  к  отцу,  что искал их день и ночь,
Звал  Иванушку  и дочь.
Все  к счастливому  концу.
С  той  поры  уж много лет утекло, а эту сказку
Сохраняют, как подсказку,  поучающий совет.
Если помощи желаешь, помоги сначала сам,
Верь природным голосам, зло добром и побеждаешь.

Опубликовано -
   Эзоп – эхо притчей, сказок
((()))
Смысл неповторимости – творенье,
Выросшее в недрах повторенья.
((()))
Смысл творенья спрятан за чертой,
Что от нас скрывает мир иной.
((()))
Мир - иной, весь мир всегда иной,
Но слепец качает головой…
((()))
Умный знает знание пути,
Но никак не может обрести,
В знании пути сквозит безумство
Ветром восхитительного чувства.
((()))
Цель ученика – преодоленье
Косности великого ученья.
((()))
Лучший из путей духовных тот,
Что другим свечение несёт.
Став творящим светом для себя,
Путник исчезает, мир любя...

© Copyright: , 2012
Свидетельство о публикации №112080107398

/ / /

Рецензии

Спасибо за возможность учиться, учиться, учиться...
  19.09.2012 20:13    

+

Валюша, вам спасибо за теплый отзыв.
Заглядывайте в гости на форум -
Волшебная страна суфизм

С теплом,
  27.09.2012 14:53  

Благо Дарю,
  27.09.2012 14:55  

К новой версии сказки был создан плэйкаст - аудиосказка,
читает Таисия, замечательное исполнение, спасибо ей!

  26.04.2016 19:37  

+

       

                   


Источник: http://www.stihi.ru/2012/08/01/7398


Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи

Гуси лебеди идеи